Авторизация
» » Фанфик «Слишком»
Автор: Dalila
Дата публикации: 16.02.15 Комментариев: 0 Просмотров: 4114
 8
Фандом: Сотня
Персонажи: Белларк (Беллами Блейк/Кларк Гриффин), Лекса
Бета: kostyaeva
Статус: завершен
Кларк поручает Беллами пробраться внутрь горы Везер. Но что она будет делать, если в условленное время Блейк не выйдет на связь? (Таймлайн: после эпизода 2х10)
Я не писала почти два года, но для Феста ко дню Св. Валентина на ФВ и Юли Bad Wolf решила сделать исключение. Правда, нет здесь ни романтики, ни тем более эротики, ни даже сердец. По меркам конкурса - это ангст, по меркам канона Сотни - едва ли не флафф. Но что написалось - то написалось. Надеюсь, все не так печально, как могло бы)))
Слишком долго. Беллами не выходит на связь слишком долго. Кларк упрямо продолжает верить, отметая собственные сомнения и требования землян немедленно атаковать гору. Она не признается даже себе, насколько близка к полнейшему отчаянию. «Он жив», – твердит она словно мантру. – «Жив». Что будет, окажись это не так, Кларк Гриффин страшно даже представить.
Потому что от Беллами зависит все. На кону не только жизни их друзей в Маунт Везер, но и шаткое, слишком дорого давшееся Кларк перемирие с землянами. Беллами знал, на что шел. А Кларк знала, на что его отправляла.
Она хотела избавиться от слабости, но вместо этого в очередной раз доверилась чутью. И сейчас, отрешенно наблюдая за мерцанием электронного циферблата в инженерном отсеке, Кларк начинает казаться, что она чудовищно ошиблась.
– Все кончено… – едва слышно шепчет она, когда понимает, что дальше ждать бессмысленно.
Внутри что-то ломается. Нет больше ни сил, ни веры, ни даже боли – лишь вязкая, холодная, приятная пустота.
– Не смей сдаваться! – кричит Рейвен. Она никогда не видела такого взгляда у Кларк. – Ты убила Финна, но я не сдалась!
Рейвен еще что-то говорит о звуковом генераторе, который строит, но Кларк не слышит. «Убила Финна» становится ее спусковым крючком. Впервые за всю свою жизнь Кларк жгуче ненавидит. Финна – за его срыв. Себя – за его убийство. Чертов мир – за необходимость выживать. И Беллами – за то, что делает с ней своим молчанием.
Хлесткая пощечина обжигает лицо. Октавия практически рычит, смотря на Кларк со смесью ярости и укора. И именно этот взгляд возвращает Гриффин в реальность.
Ей становится стыдно. За собственные мысли. За слабость. За то, что сдалась – пусть даже на мгновение.
Она не будет паниковать и обязательно найдет выход. Потому что потерять еще и Беллами Кларк не может.
Октавия одобрительно кивает и отступает на шаг назад. Рейвен выдыхает.
А Кларк стискивает кулаки и делает то, что умеет лучше всего – думает.

***

– Ты сможешь это сделать или нет? – наседает Кларк.
Рейвен не спала уже двое суток, у нее дико болит нога, но она внимательно выслушивает очередную безумную идею Гриффин.
– Что говорит по этому поводу Лекса?
– Лексу я беру на себя, – заверяет Кларк, но уверенности в ее голосе становится меньше. На самом деле, она совсем не уверена в том, что лидер землян поддержит ее план. – Я сделаю это с ней или без нее. Но мне нужна твоя помощь.
Рейвен тяжело вздыхает. Время поджимает, а значит ей нужно за пару часов собрать то, что хочет Кларк. Вот только пока она не представляет, как это сделать.

***

– Ты хочешь проникнуть в Везер? – Лекса смотрит на Кларк без тени эмоций на лице. Но Гриффин знает, что за этой внешней холодностью скрывается гибкий аналитический ум. Она поймет.
– Да. Мы нейтрализуем жнецов звуковым излучателем и с помощью специальных магнитных накладок заберемся по мусоропроводу прямиком в комнату с пленниками, – выдает Кларк на одном дыхании. Она немного взволнована и удивлена из-за того, что не додумалась до этого раньше.
– Мы? – бровь Лексы удивленно изгибается.
Кларк мысленно представляет, как отреагировали бы советники Лексы на такое заявление, и радуется тому, что сейчас их здесь нет. Все-таки иногда полезно спасать жизнь лидеру землян. Как и одному из солдат Маунт Везер.
– Сомневаюсь, что твои люди станут подчиняться моим приказам, когда я их освобожу.
Лекса размышляет.
– Ты можешь отправить кого-то вместо себя, – предлагает Кларк, заранее зная ответ. Тяжелый взгляд лишь подтверждает ее догадку, поэтому Гриффин продолжает: – Рейвен накачает баллоны воздухом, мы проберемся внутрь, создадим утечку, освободим твоих людей и захватим управление горой.
– Моя цель не в этом, – отрезает Лекса.
Кларк предпочитает не думать о ее целях и о том, что будет после. В голове крутится несколько вариантов, но ни один из них ей не нравится.
– Мы не можем уничтожить их всех, – тихо произносит Кларк. – Там дети.
– Меня это не волнует. – Лекса встает с места, замирая с неестественно прямой спиной и высоко поднятой головой. Кларк напрягается. – Ты говорила, что твой человек справится. Ты ошиблась. Почему я должна слушать тебя сейчас?
– За тобой долг жизни, – напоминает Кларк, уверенно смотря в глаза своей вынужденной союзнице. – И ты знаешь, что другого способа нет.
Повисает долгая тягучая пауза. Наконец, Лекса утвердительно кивает и молча выходит из палатки.

***

Когда они покидают лагерь, Кларк еще долго слышит крики на непонятном для нее языке. Известие о том, что их лидер отправляется прямиком в руки к врагу, вызывает крайне бурную реакцию землян, однако перечить прямому приказу своей Первой никто не решается. На запреты матери Кларк попросту не обращает внимание.
Когда они скачут верхом на лошадях в направлении горы Везер, молчание кажется чем-то само собой разумеющимся. Кларк думает о Лексе и о том, как себя вести с ней, если план сработает. Ни о чем другом Кларк думать не может. Не решается. Она боится, что уже слишком поздно. Что друзья мертвы. Что Беллами погиб. Но еще больше она боится надеяться на обратное. Поэтому думает о Лексе и только о ней.
Когда они натыкаются на первую группу жнецов, то даже не замедляют езды. Воссозданный Рейвен звуковой импульс приходится очень кстати – пока жнецы бьются в припадке агонии, Лекса и Кларк без проблем проскальзывают мимо.
Вторая группа жнецов встречается в туннелях и наскакивает настолько неожиданно, что Кларк роняет излучатель. Пока она судорожно ищет его в блеклом свете упавшего факела, Лекса уверенно сдерживает атаку. Все заканчивается довольно быстро, и они позволяют себе пятиминутную передышку перед решающим марш-броском. Кларк никогда никому в этом не признается, но ей нравится эта девушка и то, как они сработались.

От мусоросброса воняет. По скользкой, местами липкой поверхности очень трудно взбираться вверх. Магниты прикреплены к предплечьям и коленям, но то и дело норовят соскользнуть. Однако Кларк не жалуется, помня, с каким трудом Рейвен вообще собрала эти штуки. Снизу слышится тихое шипение, и Кларк невольно хмыкает. Видимо, неудобства испытывает не только она. Главное, чтобы прямо сейчас в лаборатории не решили избавиться от очередного трупа.
Особенно тяжело подъем дается в самом верху: шахта здесь расположена практически вертикально. Лексе с Кларк приходится хвататься друг за друга, чтобы добраться до люка. Дальше нужно взорвать механизм, приводящий дверцы в движение. Рейвен сказала, что где-то там он обязательно есть. Вот только Кларк в упор не видит ничего похожего.
Пульс бьет в виски, разгоняя кровь по онемевшему от неудобной позы телу. Лекса раздражена и просит пошевеливаться. Но Кларк лишь растеряно смотрит на железные створки перед собой и никак не может сообразить, что же делать дальше. Будет ли достаточно имеющейся у них взрывчатки, чтобы снести весь чертов люк? Боже, она бы сейчас многое отдала за одну лишь возможность поговорить с Рейвен.
Неожиданно весь план кажется до смешного глупым. Но отступать некуда.
– Помоги мне, – решительно говорит Кларк, поворачиваясь к Лексе спиной. – Достань из правого кармана рюкзака серые пластины.
Это весь запас С-4, который есть у «Ковчега», но Кларк плевать. Вместо одной пластины, как наставляла Рейвен, она решает использовать все три. Прилепив пластид к люку, Кларк вдавливает сверху небольшой передатчик.
– После того, как я нажму на кнопку, у нас будет пять минут, чтобы спуститься. Готова?
Лекса кивает. Кларк запускает таймер и начинает судорожно отталкиваться руками и ногами от стен шлюза. Оказывается, ползти назад с магнитными присосками еще сложнее, чем вверх. Очутившись на наклонной прямой, Кларк переворачивается на спину и быстро съезжает вниз. Лекса следует ее примеру.
Оказавшись на земле, Кларк оттаскивает Лексу в сторону, и почти в эту же секунду раздается оглушительный грохот. Из мусоропровода вылетают искореженные куски металла.
– И это твой способ незаметно пробраться внутрь? – уточняет Лекса, поднимаясь на ноги.
Кларк предпочитает промолчать.

Они снова взбираются по шлюзу вверх. Второй подъем дается намного тяжелее. Наконец, совершенно вымотанные, грязные и взмокшие они устраиваются у стен по разные стороны взорванного люка.
И только тогда Кларк понимает, что герметично закрытый отсек, в который вывел их мусоропровод, взрывать уже нечем.
Лекса буравит ее хмурым взглядом, но молчит, и Кларк благодарна за эту передышку. Сейчас она немного отдохнет, и тогда, возможно, получится что-то придумать.
– Предлагаю привлечь внимание, – наконец, произносит Гриффин.
Лекса намеревается сказать, что они и так привлекли достаточно внимания, но вместо этого лишь устало пожимает плечами.
Кларк стягивает со спины рюкзак и, порывшись в нем, извлекает два небольших баллончика. Протягивает один Лексе, еще раз показывая, куда нужно нажимать.
– Ты знаешь, что делать.
Девушки выпрямляются и замирают по обе стороны от входного шлюза. И тогда Кларк начинает стучать по железу изо всех сил, на которые только способна.

***

Майе страшно. Она вообще не понимает, зачем ввязалась в эту войну. Просто не может иначе. Дело даже не в чувствах к Джасперу, а в том, что погибнут ни в чем не повинные ребята. Выбора нет. И если для спасения жизней одних нужно предать доверие других, она это сделает.
В закрытом отсеке лазарета темно и сыро. Все знают об этом месте, и все молчат. Словно не выживают ценой жизни других людей, словно именно так – правильно. Майя подозревает, что здесь новый пленник, кто-то с «Ковчега», судя по скорости восстановления новой пациентки доктора Цинь.
С крюка в потолке свисает тело. Вид перевернутого вниз головой парня, слишком бледного, чтобы быть землянином, лишь подтверждает догадку Майи. Девушка направляется к нему, когда слышит приглушенный шум откуда-то слева. Подойдя ближе к отсеку для сброса отходов, она прислоняется ухом к толстой металлической перегородке, а затем – приподнимается и заглядывает в круглое смотровое оконце. И видит Кларк.
Как она там отказалась? Прячется от охраны и случайно захлопнула дверь? Вариант, что Гриффин могла пробраться в гору извне, Майя даже не рассматривает. Сигнальные сирены молчат, да и подобный план кажется ей неосуществимым в принципе.
Недолго думая, Майя жмет на рычаг и открывает шлюз.

***

Кларк успевает перехватить руку Лексы в последний момент. Она видит расширенные от ужаса зрачки Майи, когда та оценивает обстановку и понимает, что отсек не герметичен, и воздух в нем, стало быть, заражен. Одновременно с этим замечает, что недовольная Лекса тянется за клинком.
– Быстрее! – Кларк хватает Лексу за рукав и выталкивает их обоих в помещение.
Майя тут же запечатывает вход и намеревается включить систему очищения воздуха, но в последний момент останавливается.
– Я в порядке, – изумленно констатирует она, ощупывая для верности свое лицо. Видимо, кровь Джаспера все еще благотворно влияет на ее организм.
Но Кларк уже не слышит Майю и уж тем более не уточняет, каким образом ей удалось избежать заражения. Все, о чем она может думать – это Беллами, висящий вверх ногами в метре от нее.
Она бросается к нему, и только когда видит слабый, но ровный ритм сердца на мониторе – переводит дыхание.
Жив. Все-таки жив.
От шквала эмоций, накативших так неожиданно и неуместно, хочется рассмеяться и расплакаться одновременно, но Кларк не ведет и бровью. Лишь закрывает глаза, делает долгий глубокий вдох и разворачивается к Майе:
– Я рада, что ты в порядке. Надеюсь, никому для этого не пришлось умереть. – По отношению к той, что помогает им ценой собственной жизни, это звучит грубо, поэтому Кларк, спохватившись, добавляет: – Извини.
Майя сдержанно кивает. А когда следом говорит, что все ребята живы, Кларк кажется, что с ее плеч свалилась целая гора.

Лекса обходит клетки со своими людьми, что-то медленно и властно объясняя. Возможно, сообщает, что после смерти Ани, которая еще недавно была здесь такой же пленницей, лидером их клана стала она. Возможно, дает указания, как действовать дальше. Кларк не слушает, эта часть плана – не ее забота.
Она опускается на колени и прикасается рукой к щеке Беллами. Холодная кожа обжигает пальцы, посиневшие губы смотрятся неестественно темными на бледном лице. Сначала осторожно, потом все более настойчиво Кларк трясет Блейка, но тот не просыпается.
– Попробуй это, – Майя протягивает шприц с эпинефрином.
Кларк бросает беглый взгляд на этикетку и одним выверенным движением делает Беллами инъекцию адреналина. Тот моментально открывает глаза и начинает судорожно глотать воздух.
– Кларк? – сипит Беллами, как только способность связно мыслить и говорить возвращается. Он хочет спросить, что она здесь делает, но Гриффин отрицательно мотает головой.
– Сейчас я опущу тебя, хорошо?
Оказавшись на полу и избавившись от цепей на ногах, Беллами пытается собраться с силами. Он знает, что впереди – пекло, что незаметно вывести ребят и отключить ядовитый туман уже не получится, что земляне, получившие свободу, свершат свое собственное возмездие. Через пару минут он и сам окажется в эпицентре событий, но все, о чем он может думать сейчас, – Кларк.
Почему она здесь? Вряд ли из-за беспокойства о его скромной персоне – Гриффин проявляет чудеса хладнокровия, когда вопрос касается выживания ее людей. А Беллами с его планом – ключ к их выживанию. Черт, он ведь сам предложил проникнуть в Маунт Везер и в разрешении Кларк не нуждался, но то, как легко она согласилась его отпустить, неприятно кольнуло. Впрочем, чего он ждал от девушки с железной выдержкой? Кларк правильно расставила приоритеты и решила, что жизнью одного человека можно рискнуть ради жизней всех остальных. Беллами понимает. Он поступил бы так же на ее месте.
Видимо, что-то читается в его глазах, потому что Кларк прищуривается и внимательно смотрит на него. И прежде, чем молчание становится неловким, Беллами кивает в сторону Лексы и интересуется их дальнейшими планами.
Кларк показывает ему рюкзак, набитый небольшими баллонами, и рассказывает, что в них – обычный сжатый воздух. Безопасный для них, но радиоактивный для обитателей горы Везер.
– Ты хочешь создать утечку, – одобряет Беллами. – Умно.
– Если придется, – кивает Кларк.
– Придется, – раздается уверенный голос Лексы. За ее спиной – несколько дюжин изможденных, грязных, но жаждущих мести мужчин и женщин.
– Не все здесь – монстры, – Кларк подходит к Лексе. – Посмотри на Майю! Она помогала моим друзьям и помогает нам, она хороший человек.
Лекса молчит. И не потому что возразить нечего. Скорее всего, ей просто плевать на Майю. Но Кларк не нравится решительность в глазах ее людей.
– Кровь за кровь! – рычит кто-то из них.
– Майя идет с нами, – громко произносит Гриффин. – Она под моей защитой.
– И под моей, – делает шаг вперед Беллами.
Конечно, вдвоем они мало что могут сделать против разъяренной толпы, даже несмотря на пистолеты в рюкзаке. Но прояснить свою позицию стоит.
– У нас мало времени, – добавляет Блейк, здраво рассуждая, что до открытого противостояния с землянами не дойдет, а значит, самое время поискать что-то из одежды. В шкафчике для персонала обнаруживается запасной медицинский комплект.
– Думаю, тебе стоит надеть защитный костюм, – обращается Кларк к Майе, и та, бросив осторожный взгляд в сторону Лексы, поспешно кивает.
Какое-то время Кларк молчит. Она не уверена в том, как действовать дальше. И главное – как сделать все так, чтобы число жертв было как можно меньшим.
– Нужно разделиться, – говорит она Лексе. – Беллами с Майей захватят комнату управления. Там они смогут получить доступ к центральному компьютеру, а также отключить видеонаблюдение, сигнализацию и ядовитый туман, на случай если понадобится подкрепление. – Не услышав возражений, Кларк продолжает: – После этого мы разыщем моих друзей и вместе с ними отправимся прямиком к президенту Уоллесу.
Лекса обдумывает услышанное. Вариант открыть главный шлюз и одним махом уничтожить всех обитателей горы нравится ей больше. Эти люди веками истребляли ее народ, они заслуживают страшной мучительной смерти. Но Лекса понимает, что в столь сложном технологическом комплексе, как Маунт Везер, без Кларк и ее друзей не разобраться, а значит, рисковать союзом с «небесными» людьми пока что нельзя.
– Хорошо, – наконец, отвечает она.
Они обсуждают дополнительные детали и согласовывают план. С отключением камер и сирены Беллами справится, с остальным – поможет Монти, когда Кларк приведет его в комнату управления. По словам Майи, до нее от лазарета недалеко, а значит, можно рассчитать примерное время: десять минут на дорогу и пятнадцать – на все остальное.
– Нужно вырезать передатчик, – говорит Майя, кивая в сторону Беллами, – иначе сигнализация сработает, как только мы выйдем. Вот здесь, – она поднимает руку парня и указывает на нужное место.
Кларк берет со стола скальпель, подходит к Беллами и привычным движением, словно делала это всю жизнь, надрезает кожу. Вытянув передатчик, она зажимает небольшую рану марлей и ободряюще улыбается Блейку – едва заметно, лишь уголками губ, но ей кажется это необходимым.
Майя надевает защитный костюм и кладет в карман баллончик с воздухом. Беллами натягивает на лицо марлевую повязку и берет в каждую руку по баллончику. А еще у него с собой пистолет – так Кларк спокойнее.
Перед тем, как уйти, он бросает на нее нечитаемый взгляд, но Кларк решает, что сейчас – не лучшее время, чтобы разбираться в чувствах Беллами Блейка.

***

Все проходит на удивление гладко. Если, конечно, не считать цепочку из тридцати двух изувеченных радиацией трупов и пяти погибших землян, неудачей.

Беллами с Майей беспрепятственно добираются до комнаты управления. Трое дежурных, которых Майя знает всю свою жизнь, не хотят делать так, как она просит, тем более, под прицелом пистолета Блейка. И когда один из них тянется к тревожной кнопке, иного выхода не остается. Беллами распыляет воздух из баллона прямо на охранников, а Майя позволяет ему это сделать. Пока те плавятся от моментально прогрессирующей лучевой болезни, девушка глотает слезы и думает о том, что тоже заслуживает смерти. Беллами встряхивает ее и просит помочь разобраться с панелью управления. Он не Рейвен, чтобы во всем этом ориентироваться, и даже не Монти, поэтому понять, где эти чертовы кнопки, отключающие сигнализацию и камеры, не может.
На огромных мониторах в полстены он видит комнату с друзьями – их заперли и охраняют. Видит лазарет и дверь в помещение с пленниками (хорошо, что дальше там нет камер). Видит другой уровень и много, много людей. А также несколько десятков детей.
И тогда Беллами становится по-настоящему страшно.
Финн не ведал, что творил, расстреливая мирных жителей деревни. Он же, Беллами Блейк, прекрасно все осознает.
– Как заблокировать эти уровни? – словно издалека слышит он свой голос.
– Не знаю, – нервно заламывает пальцы Майя. – Не знаю!
От напряжения пот градом катится по его лицу, желудок сводит судорогой, перед глазами все плывет. Беллами знает, что должен что-то придумать, вот только времени катастрофически не хватает. И тогда он принимает самое рискованное решение в своей жизни – вместо того, чтобы искать злополучные кнопки, пытается наладить радиосвязь с «Ковчегом».
Частоту он знает, но передатчик не хочет работать. Что-то генерирует помехи, и следующие десять минут Беллами методом проб и ошибок пытается исправить ситуацию. Наконец, ему удается поймать сигнал, но в эфире – тишина. Долгие минуты ожидания кажутся вечностью, пока он упорно повторяет сообщение. Когда Рейвен все-таки отвечает, Беллами кажется, что он постарел как минимум на несколько лет.
Дальше дело идет быстрее. Под четким руководством гениальнейшей из знакомых ему девушек, Беллами в два счета находит нужные рычаги, отключает камеры, блокирует сирены, а также верхние этажи с детьми и частью жилых помещений. Остается только их уровень и пятый, где расположена комната ребят.
Майя смотрит на Беллами с восхищением и безграничной благодарностью. А сам он устало опускается прямо на пол и просит Рейвен дать ему минутку, прежде чем приступить к отключению ядовитого тумана.

Кларк выжидает полчаса и осторожно выглядывает в лазарет. По погасшему датчику камеры она понимает, что Беллами удалось. Наблюдения нет, а значит, не будет и сигнализации, оповещающей об угрозе.
На одной из кроватей одиноко лежит девушка. И прежде, чем Кларк успевает среагировать, одна из воительниц Лексы кидается на спящую пациентку лазарета. Секунда – и игла от капельницы вонзается той прямо в шею. Еще секунда – и кровь из сонной артерии бьет фонтаном.
– Ирма! – рычит Лекса. – Не отвлекайся.
Кларк не знает, чему удивляться больше: реакции Лексы или собственному спокойствию.
Свое недовольство она явственно выражает взглядом, но ничего не произносит. Да и что тут скажешь? Спорить с этими людьми она уже устала.
– Меня посадили в клетку, – нехотя оправдывается чернокожая женщина, утирая с лица кровь. – Я свершила правосудие.
– Больше ни шагу без моего приказа! – в голосе Лексы слышится угроза.
«И на том спасибо», – отстраненно думает Кларк, направляясь к лифту.
В коридоре у лазарета осталось трое вооруженных человек. Остальные следуют прямо за ней, но с такой свитой Кларк чувствует себя не то, что незащищенной – безоружной. Впервые в голову приходит мысль, что при таких друзьях и врагов не надо.

На пятом уровне немноголюдно, но довольно шумно. Кларк осторожно выглядывает из-за угла, отмечая, что комнату с ребятами охраняют четверо вооруженных охранников. Еще семеро, во главе с доктором Цинь, находятся внутри. Джаспер, Монти и некоторые другие стоят под прицелом автоматов, а Цинь что-то такое объясняет Джасперу, отчего того буквально передергивает.
Сейчас самое время действовать, решает Кларк. Она кивает Лексе, а та дает отмашку своим людям. Огромной кричащей массой они кидаются в сторону комнаты, а следом продвигаются их лидеры, щедро распрыскивая воздух из баллончиков. Слышатся выстрелы, прежде чем военные, поедаемые изнутри радиацией, роняют автоматы. С каким-то странным удовольствием Кларк выбивает из рук Цинь рацию и наблюдает за тем, как из ее глаз течет черная жижа.

Президента Уоллеса они находят в карантине. Это даже на руку Кларк, ведь она планирует не убить президента, а вернуть ему законную власть. По словам Джаспера, этот человек спас Монти и Харпер и обещал отправить их всех домой, за что и был свергнут с поста своим сыном. Именно этот момент становится для Кларк переломным. Она впервые верит в то, что получится договориться с этими людьми, что не придется забирать четыре сотни жизней. Вот только, как сказать об этом Лексе, Кларк еще не знает.
Устранив охранников проверенным способом, она жестами дает Уоллесу понять, что, пока они не вернутся, ему лучше посидеть в защищенной камере.

Спустя три часа и шестнадцать погибших охранников, Кларк удается полностью подчинить гору Везер. Все, кто выжил, заперты на очищенном от радиации четвертом уровне. Тела – убраны с глаз долой. Монти разбирается с системой управления комплексом, и вместе с Рейвен, которая уже на походе, как и десятки других людей с «Ковчега», они непременно справятся. Кларк мечтает вымыться и поспать, но до тех пор, пока не прибудет подкрепление, оставлять Лексу за главную она не рискует.

***

Беллами бродит по президентской комнате, с интересом рассматривая все, что попадается на глаза. Он в жизни не видел столько красивых, но бесполезных вещей. Разве что на картинках – и то, не в таких количествах.
Они сидят здесь уже третьи сутки, и Блейк на стену готов лезть от скуки. Он сделал все, что от него требовалось, и резко перестал быть нужным. Октавия приводит в чувства Линкольна, Кларк вместе с Эбби и Кейном пытаются найти компромисс и договориться с Лексой, Джаспер проводит время с Майей, Монти и Рейвен не вылезают из комнаты управления. И даже чертов Мерфи куда-то исчез. Никому нет дела до мрачного, усталого Беллами, а он и не возражает. С самого детства он привык быть полезным и незаметным, и вплоть до их высадки на Земле не знал, что способен вести за собой людей. Да и способен ли? Он лишь выживал, как и все остальные ребята. И если для этого требовалось принимать решения – он принимал.
Иногда Беллами хочется вернуть то время. Их небольшой лагерь, свою палатку, вечерние посиделки у костра и споры с Кларк до хрипоты в горле. Тогда они были на равных, два лидера с противоположными взглядами на то, как нужно заботиться о лагере, разные и похожие одновременно. Он признавал за ней право корректировать его решения, а она позволяла ему считаться главным. Все было просто и понятно.
А потом началась война с землянами. Взрыв лагеря, спуск «Ковчега», люди из Маунт Везер – все слилось в бесконечную череду событий и лиц. И в какой-то момент Беллами обнаружил, что теперь его решения никому не нужны. Там, где действуют законы и устав – он никто. В отличие от Кларк.
Гриффин не только сумела сохранить свое положение – она его закрепила, стала неофициальным, но неоспоримым лидером. Беллами ею гордится. Сила воли Кларк его восхищает. И лишь иногда – пугает.
Беллами знает, что так лучше, что теперь есть шанс построить хоть какое-то будущее. Но чувство, что ему самому не найдется там места, парня не покидает.

– Вот ты где, – Кларк появляется у входа в президентский кабинет.
Рука Беллами застывает в паре сантиметров от бутылки виски, только что обнаруженной им на книжной полке. Он воровато оглядывается и ухмыляется, прежде чем схватить бутылку за горлышко и отсалютировать ею Кларк.
Гриффин хмурится. Влажные волосы, чистая светлая одежда, привычно усталый серьезный взгляд. Беллами хочется встряхнуть ее, заставить вспомнить, что ей семнадцать, а не девяносто, и что иногда, даже посреди окружающей их реальности, нужно уметь расслабляться. Он мысленно хмыкает, признавая глупость своего порыва. Беспечность, даже непродолжительная – большая роскошь для них обоих.
– Как дела? – спрашивает он, усаживаясь на диван.
Пока Кларк меряет шагами кабинет и рассказывает о несгибаемости землян, требующих казни всех выживших обитателей горы, о матери, оспаривающей решения дочери, о еще большем грузе, свалившемся на ее плечи после победы, Блейк откупоривает виски и делает большой глоток прямо из горлышка. А еще думает о том, какая же все-таки Гриффин сильная.
– И как ты собираешься действовать? – интересуется он.
Вместо ответа, Кларк тянет руку за выпивкой. Беллами недоверчиво смотрит на девушку, прежде чем вручить ей бутылку. После двух быстрых глотков, она отдает ему виски, садится рядом и со вздохом откидывается на спинку дивана.
Молчание настолько комфортно, что нарушать его не хочется. Кларк не привыкла быть слабой, но Беллами единственный, рядом с кем она может себе это позволить. Он всегда понимал и поддерживал ее, даже если сам порой об этом не знал.
– Мы можем предложить обеим сторонам то, что им нужно, – тихо продолжает Кларк, прикрывая глаза. – Землянам – реабилитацию жнецов, обитателям Везер – жизнь на поверхности.
Беллами удивленно поворачивает голову в ее сторону. Лицо Кларк сейчас так близко, что он чувствует запах ее волос. Словно ощутив его взгляд на себе, Кларк открывает глаза.
– Каким образом? – Беллами отгоняет ненужные мысли прочь.
– Мама говорит, что их организмы смогут приспособиться. Понадобятся инъекции костного мозга и много, много времени.
Сосредоточиться у Беллами не получается. Ему хочется отодвинуться от Кларк как можно дальше. Или прижать ее к себе. А еще в голове крутится странный, даже нелепый вопрос: стала бы она горевать о нем так же, как о Финне? Он тут же дает себе мысленную оплеуху. Кем был для нее Финн, и кто – он?
Кларк по-своему истолковывает мрачный взгляд Блейка. Ей хочется сказать, что она нуждается в нем. Что именно его поддержки ей так не хватало: сейчас, во время бесконечных дебатов, и тогда, когда она была заперта в Маунт Везер с остальными ребятами. Но Кларк молчит.
Молчит и Беллами, который неожиданно понимает, что той Кларк, которую он шутливо называл принцессой, больше нет. Есть другая, повзрослевшая, замаравшая руки в крови Кларк.
– Ты сделала, что должна была, – вдруг произносит Беллами. И Кларк без лишних слов понимает, о ком речь.
– Знаю. – Ее взгляд тускнеет. – Но от этого не становится менее паршиво.
Беллами уверен, что она никогда себе этого не простит. А Кларк надеется, что больше никто не сделает ради нее то, за что ей придется лишить его жизни.
Наплевав на возможные возражения, Беллами притягивает Кларк к себе. На какое-то мгновение она напрягается, но потом устраивает голову у него на плече и расслабляется.
Кларк не знает, кто для нее Беллами. Он всегда был кем-то большим, чем просто друг. Друзья так не обнимают, и к друзьям так не прижимаются в ответ. Но сейчас ей слишком хорошо, чтобы думать об этом. Ведь тогда придется испортить прекрасный момент, которого и быть-то не должно между ними.
Засыпает Кларк с едва заметной улыбкой на губах. А Беллами, убирая прядь волос с ее лица, думает о том, что когда-нибудь, возможно, для них двоих уже не будет слишком рано.
Ваше имя:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю Вставка смайликов Скрытый текст Вставка цитаты Вставка спойлера
Ваш е-mail:
Защита от спама
Оцифровка бабины
Никакая информация с daliladiaries.com не может быть воспроизведена без разрешения автора
Данный сайт посвящен фан-творчеству Далилы. От прав на персонажей автор сайта отказывается, оставляя их законным владельцам.
Работы, выставленные на сайте, сделаны исключительно с целью развлечения и исключают любую материальную выгоду.
Во избежание каких-либо недоразумений, копирование информации на другие сайты без разрешения автора строго запрещено. Уважайте чужой труд.
Dalila © 2015